Хотите осуществить роскошный подарок своими руками? Технология производства флип-флоп портрета даст вероятность порадовать себя или родного человека. Для уникального подарка вам надо будет изобразить нужного человека красками на холсте. Если вы не желаете сами рисовать, не пугайтесь: идея флип-флоп картинок в том, что качественный предмет интерьера получится у любого. Сертификат на разработку оригинального портрета станет идеальным развлечением, а в результате и памятной вещью в доме.

Флип-флоп в Минске

Остров как предчувствие

В «Острове» режиссер Лунгин снова встретился с Петром Мамоновым, который пятнадцать лет назад сыграл саксофониста Лешу в лунгинском «Такси-блюзе». На этот раз Мамонов тоже сыграл нонконформиста, вот только герой его диссидентствует в месте и так внесистемном – в северном православном монастыре, в советские семидесятые. Это чудотворный старец Анатолий, который, работая истопником в монастырской котельной, исцеляет страждущих и замаливает собственный грех, совершенный во время войны.

Остров как предчувствие

Кроме Мамонова в монашеские рясы облачились двое других известных актеров: Дмитрий Дюжев и Виктор Сухоруков, и в отличие от лидера «Звуков Му» их поначалу с трудом можно узнать под скуфейками и бородами. Из этой троицы натуральнее всех смотрится, конечно же, Мамонов – кричит выпью, изгоняет бесов, заговаривает гниющие кости. Человеку, который во времена «Такси-блюза» пел со сцены «Я уволился с работы, потому что я устал», а в последние годы ставит в театре представления про мышей и мальчика Кая и живет на положении затворника в подмосковной деревне, больше других пристало играть блаженного истопника. Он равно убедителен и когда задумчиво валяется во мху, пожевывая морошку, и в разгар неуемного кликушества, и когда, забравшись на колокольню, орет во всю ивановскую: «Я так слаб душою, / Телом также слаб, / И страстей преступных / Я греховный раб».

При таком-то солисте Дюжеву и Сухорукову выпадают роли пристяжных, и они с достоинством кутаются в рясы, время от времени срываясь в чистой воды комедию. Дюжеву досталась роль келаря Иова, который печется исключительно о монастырском хозяйстве, а на неудобного отшельника пишет доносы игумену: «Братия ропщет! Старец Анатолий с мирянами чай пьет! С сахаром!» Сухоруков играет как раз этого самого игумена Филарета, умильного старичка с редкой бороденкой, подверженного невинным слабостям (уж больно привязан к собственному стеганому одеялу). Каждый из этих героев старается как-то по-своему образумить истопника Анатолия, а тот знай себе скоморошествует с приезжающими паломниками да ездит на соседний безлюдный остров, где молится какому-то своему Христу.

Декикецуце

Остров как предчувствие

В отличие от прочих персонажей фильма зритель знает, что старец Анатолий с тачкой угля когда-то был кочегаром Толькой, баржу которого в сорок втором захватили немцы, а его самого заставили выстрелить в товарища-моряка. Герой Мамонова воспринимает свой дар (реальный ли, придуманный ли легковерными прихожанами) как наказание, но вместе с тем и как миссию. Процесс поиска прощения, внутреннего примирения с собой показан Лунгиным с элементами иронии и даже откровенного стеба (ну как еще расценивать фразу запутавшегося Филарета-Сухорукова – «Непонятками говоришь, брат»?), но он не становится из-за этого менее важным. Правда, дело каждого зрителя решать, насколько развлекательная составляющая «Острова» сбалансирована с драматической, и не является ли вся эта история неостроумной попыткой сыграть на модной православной теме, рискуя скатиться в богохульство.